ЗОЛОПЕРЕРАБОТКА: КАК ЭТО БЫЛО (окончание)

Мы завершаем серию материалов о проблемах золопереработки в России. Напомним, что наш собеседник – профессор СибАДИ Виктор Сиротюк, на данные которого мы и опирались при написании очерков.

Пугающая реальность
В современной России перерабатывается всего 10% золы ТЭЦ, в Омской области – 6%. Декларируется необходимость наращивания этих объемов, но пока заметных улучшений нет. Всего в России на сегодня накоплено 1,7 млрд золошлаковых материалов. Общая площадь золоотвалов – около 30 тыс. га. Ежегодный прирост, по данным Минэнерго, – примерно 30 млн тонн. Доля Омской области в этих цифрах – 75 млн тонн золошлаков на площади 1 тыс. га и 1,5 млн тонн ежегодного прироста.
Что же мешает золопереработке? По мнению нашего собеседника, профессора СибАДИ Виктора Сиротюка, этот бизнес непривлекателен для инвесторов. Россия – страна с нестабильной экономикой, которую эксперты мирового сообщества классифицируют как «развивающуюся». Нет гарантий окупаемости проектов, непонятны правила игры на рынке. Это отпугивает потенциальных инвесторов, которые предпочитают вкладываться в более понятные и быстро окупающиеся проекты с высокой рентабельностью.
Проблемы можно было бы решить на государственном уровне простым административным нажимом, как в Индии. Но для этого требуется сильное лобби в высших эшелонах власти и высокая заинтересованность лиц, влияющих на принятие таких решений. Сегодня нет ни того, ни другого.
Конечно, проекты по переработке золы всё же реализуются, но далеко не везде. Крупных успехов удалось достигнуть в Иркутске. Там ведется рекультивация полигонов твердых бытовых отходов с помощью золы, ее используют для строительства авто- и железных дорог, для изготовления стройматериалов и т. д. Условия для этого создает региональная власть. Приняты соответствующие законы, разработаны стандарты по использованию золошлаковых материалов. Но это лишь один субъект Федерации из 85-ти, имеющихся на сегодняшний день. А одна ласточка, как гласит поговорка, весны не делает.

Дорога из золы
В Омске всё же удалось сохранить часть прежних наработок и научный потенциал.
На базе СибАДИ в течение последнего десятилетия разрабатываются технологии крупнотоннажной утилизации золошлаковых смесей в дорожном и промышленно-гражданском строительстве. Если бы эти технологии были внедрены, Омск был бы избавлен от золоотвалов и связанных с ними неприятностей – «зольных бурь» в летние месяцы и потенциальной угрозы экологической катастрофы, которая может наступить из-за переполнения отвалов (такие примеры есть за рубежом).
Группа ученых – профессор Сиротюк, доцент Евгений Иванов и аспирант Александр Лунев — провели научные исследования по изучению свойств золошлаков сибирских ТЭЦ и получили грант на продолжение исследований.
Разработки омичей оказались столь ценны, что заинтересовали правительство Московской области. Затем – волевое решение губернатора и – начало работ. По договоренности с предприятием местной генерации было решено построить транспортную развязку на 87 км перегона Михнево-Жилево Московской железной дороги. При строительстве использовали золу. Правда, вспоминает Виктор Сиротюк, по какой-то причине стоимость золы, покупаемой на ТЭЦ, была завышена в несколько раз, а попытки указать на это – проигнорированы.
Дальше было много того, о чем в официальных рапортах чиновников и сотрудников корпораций писать не принято. Технологии, разработанные омичами, многократно нарушались по вине рабочего персонала и исполнителей среднего звена. Однако золошлаковые материалы показали прекрасный результат даже в таких условиях. Например, эти материалы из-за низкой теплопроводности можно использовать круглый год, то есть строить дороги зимой, чего не позволяют делать обычные материалы.
А вот есть вещи, которые делать нельзя ни в коем случае. Например, извлекать золу из отвала ковшом экскаватора. Дело в том, что, по технологии, золу в отвал укладывают поярусно, перемежая слои прокладками грунта. Кроме того, ярусы поливают водой. Это делается, чтобы она не высыхала и не превращалась в пыль.
Снимать золу нужно тоже поярусно, иначе ценный материал перемешается с грунтом и утратит качество. Однако дорожные строители Подмосковья проигнорировали замечания омских ученых. Получили на выходе брак, работу пришлось вести заново.
Другой случай, более серьезный – рабочие не закрыли откосы дороги, то есть не укрепили их, а это очень опасно. Дорогу может размыть, она разрушится. Возможны аварии, гибель людей…
К счастью, до этого не дошло: дорожные золошлаковые смеси, разработанные омичами, выдержали непредвиденный эксперимент. Или, как говорят военные на своем новоязе, -внезапную проверку. Откосы размыло только в одном месте, после чего их срочно укрепили.
Ну а потом – отчеты, доклады, торжественное открытие, фото на память.
Следующим уникальным проектом стало строительство дороги в Люберецком районе Московской области с земляным полотном дороги из золошлаковых смесей.
Всего Московской области для дорожного строительства было использовано порядка 3 млн тонн золошлаковых материалов, которые продемонстрировали такие полезные качества, как высокая прочность и низкая теплопроводность.

Омск: золопереработка снова в действии
Но это – другие регионы. Неужели в Омской области уничтожено или утеряно всё, что связано с золопереработкой? Нет.
Во второй половине нулевых здесь снова интенсивной начинают заниматься темой переработки золы ТЭЦ. Группа «Основа Холдинг» создает несколько предприятий, которые производят инновационные стройматериалы с использованием золы.
В 2007 году начал работу первый цех Комбината пористых материалов, производящий газобетонные блоки ВАРМИТ. Доля золы в них – 55 %. Проектная мощность – 120 000 кубометров блоков в год. Потребление золы – 40 тыс. тонн в год.
В 2009 году открыт второй цех завода. Он производит зольный силикальцитный кирпич. Доля золы в конечном продукте – до 90 процентов. Проектная мощность цеха – 36 млн штук кирпича в год. Еще его называют «теплый» из-за того, что этот строительный материал сберегает тепло. Как уже понял читатель, это – одно из основных свойств золошлаковых материалов.
Цех потребляет 120 тыс. тонн золы в год. С 2015 года в нем ведется изготовление сухих строительных смесей с использованием золы.
В 2013 году открыт завод «Омский цемент» проектной мощностью 700 тыс. тонн в год. Потребление золы – 70 тыс. тонн в год.
Но всё это – предельные цифры, на которые предприятия выходят далеко не всегда. С одной стороны, свыше двух миллионов квадратных метров жилья построено с использованием блоков ВАРМИТ и «теплого» кирпича. В Омске сегодня нет ни одного нового здания, где бы не использовали эти стройматериалы. Продукция пользуется спросом также в ряде городов Сибири и Казахстана. Но!
С другой стороны, есть конкуренция с другими строительными материалами, качество и безопасность которых – под вопросом. Например, использование пенополистирола не рекомендовано при строительстве зданий соцкультбыта (включая школы и детсады). Всем памятна история пожара в ночном клубе «Хромая лошадь», построенного как раз с использованием этого материала в отделке помещения. Для того, чтобы снизить горючесть полистирола, его нужно обрабатывать специальным раствором, но это – дополнительные затраты, а как тогда конкурировать по цене? Никак. Изготовители, случается, экономят на технике безопасности. А как узнать, качественный блок перед тобой или нет? Проще закрыть на это глаза.
Но есть и другой путь: строить школы из газобетонных блоков. Однако для этого, опять же, требуется государственная воля, понимание проблемы и ее решение с помощью административных мер.
В общем, вопросов немало. Для того, чтобы их снять, весной 2017 года в Омске создан промышленный кластер по использованию и переработке золошлаковых материалов. В него вошли промышленные, строительные энергетические предприятия региона и крупные научно-образовательные центры. В планах – выти на переработку четверти миллиона тонн золы в год для нужд строительной отрасли и обеспечить использование еще двадцати девяти миллионов тонн в дорожном строительстве.
Сможет ли Омск вернуть лидерство по переработке золы в стране? Покажет будущее.

МИФЫ О ЗОЛЕ (ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ)

Радиокативна ли зола?
— Да, если уголь, используемый для выработки тепла и энергии, радиоактивен. Это происходит лишь в том случае, если угольный разрез расположен рядом с месторождением радиоактивных веществ. Единственное такое месторождение в современной России находится на Дальнем Востоке; омская зола абсолютно безопасна, что доказано лабораторными испытаниями. Он поступает из Экибастузского угольного бассейна, который не относится к числу радиоактивных.
Токсична ли зола?
— Нет, поэтому ее успешно применяют в сельском хозяйстве; кроме того, во всём мире ее рекомендуют использовать в производстве различных бетонов, строительных растворов, теплогидроизоляционных материалов, дорожном строительстве, где они могут быть использованы взамен песка и цемента.
Правда, что зола вызывает пыльные бури?
— Да. Зола и шлак на золоотвале взаимодействуют с водой и углекислым газом. Химические процессы, происходящие в результате этого, приводят к тому, что золошлаковый материал быстро поддается выветриванию и при осушении при скорости ветра 3 м/сек начинает пылить. Для жителей прилегающих к отвалу сел это опасно. Следовательно, отвалы необходимо либо постоянно увлажнять, либо освобождать от золы.
Правда ли, что зола не имеет ценности?
— Неправда. Сжигаемые на ТЭЦ угли, являясь природными сорбентами, содержат примеси многих ценных элементов, включая редкие земли и драгметаллы (золото, медь, барий, цирконий и т. д.). При сжигании их содержание в золе возрастает в 5-6 раз и может представлять промышленный интерес.

Опубликовано / Декабрь 11, 2017